Белая гора

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Белая гора

Сообщение  daniil в Пт Дек 25, 2009 5:13 pm

Предисловие: Рассказ написал мой товарищ. Я к нему просто добавил свои фотки. Комментировать и что-то вставлять от себя не буду. Так что в итоге это коллективное повествование- текст товарища.
14 июля 2009г. Добравшись до Шамони (Chamonix) по длинному тоннелю (более 11 километров) из Италии, мы направились в Сен Жерве (Saint Gervais) - городок, находящийся на высоте около 850 м над уровнем моря.
Поселились в очень уютной гостинице Ле Валь Десте (Le Val D’Este).
Хозяин с удовольствием рассказал нам, что не раз был на Монблане и по карте показал маршрут с указанием, сколько времени нужно среднестатистическому человеку для преодоления всех участков пути.
Вечером мы прошлись по городку, съели пиццу с пивом, поглазели на местное население и приготовление ко дню города.
Очень много народу скопилось возле сцены, где ребята наигрывали известные хиты прошлых лет.
Некоторые с удовольствием рассматривали подготовку к будущему салюту в небольшом парке.
На экране, управляемом прикосновением пальцев, мы увидели, что погода завтра ожидается неважная, а вот послезавтра будет солнечно.
Хозяин гостиницы также говорил об этом. Вообще сложилось такое впечатление, что каждый, находящийся в Сен Жерве, знает погоду на ближайшие дни.
А вечером было пасмурно. Ночью прошел дождь.
15 июля 2009г.
Утром, переупаковав рюкзаки, мы сели на трамвай и в течение часа добрались до его конечной станции Нид Дегле (Nid D’Aigle) – «Орлиное гнездо», находящейся на высоте 2380м.
Здесь мы встретили русских альпинистов, которые нам сообщили, что погода неважная. Парочка сообщила, что им подняться не удалось. Другие же сказали, что были на вершине, зайдя с итальянской стороны, и пожелали нам удачи на восхождении.
Переодевшись, мы двинулись в путь. Дорога от Нид Дегле через 50 м поворачивает влево и круто идет в гору.
Важно не пропустить этот поворот, чтобы не возвращаться обратно, потянувшись за группой туристов, совершающих прогулочный трекинг.
Дорога идет вверх по камням мимо брошенной хижины.
Затем она сворачивает вправо, пересекая небольшое плато, далее идет круто вверх.
Невольно вспоминаешь Кавказ и путь на «Райские ночевки» из альплагеря «Уллу Тау». Трудностей с подъемом нет никаких. Скорость зависит от того, насколько тяжел рюкзак. Самые крепкие добрались до палатки непальца, который живет здесь все лето и бдит за чрезвычайными ситуациями, за два часа.
Далее предстояло перейти лед, под которым текла вода.
Мы решили подняться чуть выше и, не одевая кошки, перейти этот участок по льду и мокрому снегу.
Впереди виднелись огороженные камнями места под палатки.
Рядом находился прекрасный туалет.
Чуть ниже располагался приют Тет Росс (Tete Rousse), в котором можно купить и пиво, и колу, можно поесть, а при необходимости и заночевать. Проживание составляет 50 евро в сутки. Высота 3167 м.
Мы поставили палатки и решили ночевать в этом месте, т.к. еще не все участники группы добрались до лагеря.
Стоянка была обширная. В разных местах располагалось более десятка платок.
Слышалась не понятная речь на всевозможных языках. Я подошел и поздоровался с улыбающимися ребятами.
Усатые и бородатые, в белых касках они спросили меня о погоде. Я им ответил, что завтра будет sun shine. Они обрадовались. Хоть мне и понятно было через слово, но чувствовалось, что это славяне. Спросил откуда они. Косово – был ответ. Значит наши.
Прямо перед нами стояла стена высотой около 700 м и на верху виднелась хижина Гюте (Aiguille du Gouter).
Сил было предостаточно, чтобы подняться. Времени предостаточно. Но нужно было ждать отставших товарищей. Я сел на камень и стал смотреть, как группы поднимаются по стене, преодолевая сначала снежно-ледовый кулуар, а затем, поднимаясь резко вверх, поворачивают влево и исчезают где-то вверху, смешиваясь с камнями. Было видно, что возле кулуара собралась приличная группа человек 15, наверное. Они пережидали катящиеся сверху камни. Отмерзая в дневное время суток, подогреваемые солнцем или смываемые дождем, булыжники катятся вниз по снегу, пересекая кулуар.
Меня охватил трепет. Я сидел и думал, как я туда полезу сегодня ночью. Но спасало то, что два дня назад мне довелось залезть на гору Гросглокнер (Grossglockner) – высшую точку в Австрии, высотой 3798 м. Там мы карабкались почти 700 м по достаточно крутому гребню, провешивая перила от начала подъема и до самой вершины
Приходилось проходить над пропастью по узким выступам шириной не более 5-10 см, обнимая отвесную стену, как ребенок обнимает свою мать. Были участки, где приходилось прыгать, хватаясь за веревку и подтягиваться, чтобы затем ногой дотянуться до каменного выступа или стального штыря, который заботливый австриец забил в скалу для удобства восходящих альпинистов. Затем, пристегнувшись к стальному тросу, передвигаясь от крюка к крюку, перестегивая карабин, двигаться все выше и выше. Потом стоять и ругаться, потому что нижние ребята застряли и не выдают веревку.
Им-то невдомек, что у тебя отмерзают пальцы на ногах во время стояния на месте на узенькой ледяной площадке.
Приготовили ужин.
Но кушать особо не хотелось.
Каждый думал о предстоящем восхождении. Непалец сказал, что выходить нужно в начале первого ночи.
16 июля 2009г. Ночью после окликов: «Народ, просыпайтесь!», мы, взвалив на плечи штурмовые рюкзаки, в два часа ночи двинулись. Из 13 человек наверх пошли 11.
Было видно, что восходит много групп. Вся стена подсвечивалась фонариками. Будто бы светлячки облепили гору. Многие забрались уже довольно высоко.
Пройдя по снегу вверх к стене, освещая дорогу голубым светом, мы ступили на камни и, идя друг за дружкой, быстро дошли до снежного кулуара. Там я надел кошки и с опасением ступил на тропу изо льда вперемешку со снегом. Кошки мощно вгрызались в снег, я почувствовал себя увереннее и, опираясь на альпенштоки, быстро пересек опасный участок. Уже на камнях, снимая кошки, я заметил металлический трос, висящий над кулуаром. Подумалось, что можно было бы и пристегнуться к нему, да команды не давали. Дальше по камням были провешены перила из стального троса. К нему-то я и пристегнулся. Другие же группы шли в связках, увлекаемые лидерами.
Сначала я лез за своими ребятами, а потом, пробираясь круто вверх по камням, увязался за какой-то группой. Седовласая итальянка, находящаяся впереди, тормозила подъем, медленно переползая с камня на камень. Ее подтягивал за собой ведущий. Улучив момент, я обогнал их, найдя срезку, и полез вверх уже сам. Прошло, наверное, более получаса, как я лез в одиночку. Ориентируясь интуитивно, я искал тропу и карабкался по камням. До ближайших верхних огоньков было далеко, а нижние альпинисты далеко отстали. Меня охватила тревога и чувство глубокого одиночества. Я почувствовал, что устал. Закружилась голова. Я подумал, что вообще-то особой акклиматизации у нашей группы не было. Спали мы, поднимаясь на Гросглокнер в лагере на высоте примерно 3100 м. А предстояло преодолеть до вершины почти 1700 м подъема. Я понял, что нужно собраться и идти дальше вверх, не раздумывая и не слушая советы хитрого ума. Вскоре меня обогнали два парня в связке и быстро полезли вверх. Я старался не отставать. Посмотрел на часы. Уже четыре утра. А говорили, что здесь подниматься 2 часа. Прицепившись к стальному тросу, я подтягивался и лез все выше и выше. Вскоре я увидел хижину Гюте. Обрадовавшись, что почти добрался, ускорился и уже через 5 минут стоял пред дверью. Вошел внутрь хижины, прошел через тамбур и, открыв внутреннюю дверь, оказался в просторной комнате, в которой вдоль двух стен были расположены двухярусные нары. Тут я увидел двух англичан, которые переодевались. Один стянул с себя штаны и сидел без трусов. Увидев, что я на него гляжу, он натянул майку ниже пояса. Я узнал их. Эти ребята пролили воду на мой рюкзак, когда мы ехали на трамвае до Нид Дегле. Присев на нары, взглянул на часы. Четыре двадцать утра. Хижина была практически пуста, спало буквально 6-7 человек. На нарах валялось какое-то снаряжение.
Отдохнув немного, я вышел на улицу. Было довольно холодно. Думаю не менее 15 градусов мороза. Спина у меня была мокрой и после того, как я снял штурмовой рюкзак, стала быстро подмерзать.
Хижина Гюте находится на высоте 3817 м. Она собственно состоит из двух хижин. Большой и малой. Я заходил в меньшую из них. С этого места и выше повсюду лежал снег. Хижины висели на самом краю каменного выступа скалы, прочно вцепившись в почву.
Я увидел сидящего на скамейке члена нашей группы и предложил ему зайти погреться, но он отказался. Тогда, вернувшись в тепло, найдя какое-то одеяло, я набросил его на спину и просидел минут двадцать, дожидаясь отставших участников нашей группы. Вскоре меня позвали. Я одел кошки и друг за другом мы двинулись дальше.
Чуть выше хижин в снегу стояли палатки. Кто-то прохаживался, собираясь на восхождение. Мы прошли мимо. А впереди простирался чудесный вид. Везде лежал снег.

Как какой-то сказочный мираж слева от тропы висели замороженные облака.

Такого зрелища мне видеть никогда не доводилось.

Начинался рассвет. Впереди шли друг за дружкой группы до четырех человек.

Вскоре фонарики уже можно было погасить.
Тропа шла то вверх, то вниз. Уже взошло солнце, но тепла все не было. Нужно было подняться круто вверх, чтобы выйти из тени.
Шли медленно. Уже чувствовалась отдышка. По серпантину мы вышли на вершину Dome du Gouter. Высота 4304 м. Вот и солнце.
Восхождение было интересным. Тропа петляла. Это не «ишачка» как на Эльбрусе или Казбеке. Здесь путь гораздо разнообразней. Я уже чувствовал приличную усталость, но все равно шел вперед. Спустившись с Dome de Gouter на седловину, представляющую собой достаточно широкое плато, после небольшого подъема мы вышли к хижине Валло (Vallot) с туалетом рядом. Высота 4362 м. Хижина предназначена для экстренных случаев и отдыха альпинистов.
Возле хижины дул пронизывающий ветер. Сердце выскакивало из груди. Немного поташнивало, болела голова. Я попросил дать мне какую-нибудь таблетку. Предложили валидол. Положив таблетку под язык, мне стало легче. Там вдалеке виднелась вершина. Но до нее было целых 450 метров набора высоты. Внутренний голос хитрого ума говорил, что довольно уже лезть. Мол, и этого достаточно, однако я знал, что если не заставлю себя идти дальше, то не прощу себе мягкотелости.
Двое из нашей группы остались отдохнуть в хижине. Оставшиеся девять человек пристегнулись к 50-метровой веревке, и мы пошли на последний штурм. Ярко светило солнце. Я поправил маску. Была прекрасная погода.
Все «буржуи» вязались в связки по трое-четверо короткой и легкой веревкой. Нам же было гораздо труднее. Парень, шедший за мной, постоянно отставал. Мой верхний товарищ дергал меня, но нижний-то мне веревку не выдавал. Так мы мучались, ожидая друг друга. Пролезли вверх, набрав около сотни метров. Затем отвязались, и каждый уже шел индивидуально. На подъеме было до четырех участков, называемых «ножами». Это узкий снежный гребень шириной до метра.
Балансируя на альпенштоках, нужно умудриться не упасть ни влево, ни вправо, потому что по склону может попасться либо трещина, либо возможно падение неизвестно куда. Как хорошо, что не было сильного ветра. Зарубиться на таких склонах, падая, очень трудно, если вообще реально. «Буржуи» считают, если кто-либо из связки падает, то один из трех прыгает на другую сторону «ножа», а еще один балансирует на тропе. Но, мне кажется, что если улетит один, то и остальных за собой утащит. Я думаю, что связка – это больше психологическая страховка. Тем более что связкой называют двух связанных одной веревкой альпинистов. Но «буржуи» вяжутся по трое. Это заработок инструктора, который тянет за собой еще двоих. Ведь за подъем зарабатывают до 1200 евро.
О том, как мне было тяжело, рассказать трудно. Я шел, качаясь, считал шаги. Вдалбливал в себе только одно – «дойду». Несколько раз альпинисты, спускающиеся сверху, меня спрашивали: «You ok?». Я отвечал: «Ok» и шел дальше. Тянулся как мог за впереди идущим. Такое коматозное состояние у меня было практически на каждом восхождении. Особенно меня «колбасило» на Казбеке. Я залез на вершину на третий день после прилета в Тбилиси. Так, конечно, нормальные люди не делают. Нужно хорошо акклиматизироваться перед восхождением. Этот срок должен быть не менее чем дней 7-10. Да, нужно было заночевать хотя бы в хижине Гюте две ночи. 3817 м – это очень неплохо. Тем более что от нее можно сходить на акклиматизацию к хижине Валло и обратно. Но это все теория, а практически нет ни резервных дней, ни акклиматизационных выходов. Отели в Европе забронированы, и нужно быть в запланированных местах вовремя. Виза всего-то на две недели. Иди, зайди, спустись и останься при этом в живых. Хорошо, что я с апреля по ноябрь утром бегаю с горы да под горку.
Последние сто метров высоты шел на автомате. Качаясь из стороны в сторону с одной мыслью, что я дойду да вершины. Пройду сто шагов передохну, пройду еще и остановлюсь. Вот так шел-шел и дошел.
В конце пути идти нужно по снежному гребню до тех пор, пока не достигнешь его высшей точки. Это и есть вершина.
Ни табличек, ни крестов. Ничего. Только все горы находятся ниже.
Чуть пониже бегала, взявшись за руки, какая-то совершенно нагая парочка парней. На вершину из нашей группы взошли 10 человек. Трое из них инструктора. Порадовались, сфотографировались.
Красиво вокруг. Солнце. Ветерок. Счастье. И галочка в мозгу. Ты был на Монблане. 4810 м. 10 часов утра.
Зашла на гору и седовласая итальянка со своим опытным спутником.
А потом был затяжной спуск, который занял в общей сложности чуть больше 5 часов.
Уже никто не торопился. Шли группами. Передохнули в хижине Валло, попили водички и перекусили шоколадом.
Затем добрались до Гюте.
Там я встретил Косоваров. Они тоже зашли на вершину. Поздравили друг друга, обнялись. Славяне все-таки.
А потом вниз по стенке.
Спускался я с опаской. Становился надежно и хватался крепко, был весь во внимании, не давал себе расслабиться. Береженого Бог бережет. Держась за камни и за провешенные в некоторых местах стальные тросы-перила, мы дошли в конце концов до кулуара. А камешки-то сыпятся. Кошки одевать было лень, но все-таки что-то подсказывало внутри, что так надежнее. Одел. Перебежал, не пристегиваясь к тросу. Впереди по снегу прокатился небольшой камень, сантиметров 10 в диаметре. На валунах у края стал снимать кошки. А ребята мне посоветовали, чтобы я ниже спустился. Но место было удобное. Снял кошки и вниз побрел. Потом они рассказали, что в двух метрах позади от меня камень с футбольный мяч прокатился, но я его не видел.
Добрались до наших палаток. На часах было 15:20. Сготовили суп, съели консервы. Поговорили о том, о сем, да легли спать.
17 июля 2009г. А ночью была гроза.
Сначала где-то в стороне, потом прямо над нами. Палатку рвало. Пришлось вылезать несколько раз и поправлять верхний тент, приваливать его камнями. Был сильный ливень, перешедший сначала в град, а затем в густой снег, всю ночь гремел камнепад. Утром упал сильный туман. Я вылез из палатки и увидел, что выпало до 30 см снега. Дул сильный ветер. Затем осадки прекратились, и к девяти часам туман стало уносить, а снег растаял.
Все проснулись и начали собираться. Обычная возня, когда собирается лагерь. Было зябко, дул сильный ветер. Я вытащил из палатки каремат и пытался его смотать.
Посмотрел на стену. По кулуару шли на спуск 3 человека. Три фигурки. Они шли как-то неуверенно, неуклюже. А сверху катились камни. Почему они не переждали? Почему они пошли друг за другом втроем? Внезапно камень попал в последнего альпиниста. Он резко согнулся и повалился вниз. Затем скрючилась и упала средняя фигурка. Тела быстро заскользили вниз по грязному снегу. Переходивший первым пропустил камень, потом побежал быстрыми прыжками вперед. Мое сердце екнуло. И когда ему оставалось добежать до валунов, где я снимал кошки, всего 3-4 метра, огромный камень ударил и его. Все три тела быстро скользили вниз. Зарубиться никто не сумел. Да и что с того, если такой сыпется камнепад? В течение нескольких секунд упавших альпинистов не стало видно. Они исчезли за каменным выступом. Почему они не пристегнулись к тросу? Почему? Потом я спросил себя: «А почему не пристегнулся я, когда переходил опасный участок?»
Бросив каремат, я вместе с моим товарищем побежал вниз к приюту Тет Росс. Вбежал на кухню. Закричал: «Three men fell down! Rollins stones». Девушка, которой я прокричал, жестом показала, что уже позвонили спасателям. Из приюта выбежали люди. Все смотрели на гору. По кулуару катились камни.
Я направился наверх к палаткам. Один из наших инструкторов затем сообщил, что он бегал смотреть, куда упали люди, но никого не увидел. Возможно, они попали в бергшрунд. Альпинисты пролетели вниз не менее 250 м. Понятно, что никто из нас не мог проводить спасательные работы. Сыпались камни и могли бы быть еще жертвы.
Найдя улетевший каремат, я стал продолжать собираться. Вскоре наш лагерь был в сборе. Хотелось побыстрее спуститься вниз.
Дул очень сильный ветер. Рюкзак весил прилично, и его болтало из стороны в сторону. Идти через ледовое поле было очень трудно. Несколько человек впереди решили срезать путь, и пошли прямо по льду. Им перебежать удалось. Один из моих товарищей поскользнулся, упал, и его понесло вниз по склону. Пролетев около четырех метров по льду, он чудом смог затормозить ногой о камень. Почему ни он, ни я не одели кошки? Ведь по ледовому полю можно скатиться в пропасть? Что это – глупость или последствия горняжки? Внезапно поскользнулся и я. Порывом ветра дернуло рюкзак, и я упал на лед. Немного проехав, я остановился. Встав на ноги, огляделся. Мой товарищ перебежал через ледовое поле и благополучно добрался до камней. Я встал и медленно пошел вверх, огибая открытый лед. Поднявшись до тропы и, спустившись по ней до безопасного места, я перевел дух. Впереди по ходу слева была закрытая оранжевая палатка непальца. Сегодня у него будет много работы.
Потом прилетел вертолет.

Но сесть из-за очень сильного ветра ему не удавалось. Он все кружил и кружил над местом падения альпинистов.
А мы спускались.
Спускались все ниже и ниже.
Ветер хватал за рюкзак, а я приседал и хватался за камни, чтобы не снесло. Спускались мы с девушкой из нашей группы. Я глядел под ноги сам и приглядывал за ней. А вертолет так и не смог сесть. Он улетел на базу. Уже в самом конце я потерял тропу и спустился немного левее. Получился небольшой бонус-трек. Перебравшись через гряду камней, мы вышли на тропу у самой трамвайной станции. Нам повезло. Трамвай стоял и как будто бы ждал именно нас.
Те, кто успел спуститься к Нид Дегле, поехали в Сен Жерве. Пешком мы добрались до отеля.
Весь остаток дня шел дождь. А потом было пиво и состояние внутренней истерики.
Каждый переживал и мучался, но все старались не выдавать свое состояние.
Монблан. И легко и очень-очень трудно. Проверка воли человеческой и определение границ своих возможностей. Доказательство себе того, что ты еще ты можешь и смеешь.

...а потом наступила ночь
PS «19:53. 18 июля 2009г. Во французских Альпах погибли трое альпинистов из Литвы, сообщает агентство Reuters. Падение произошло в пятницу при попытке восхождения на Монблан. Альпинисты упали с высоты около 250 метров. Тела погибших пока не найдены. О происшествии сообщил смотритель, работающий в горах. Он зафиксировал оползень как раз в том месте, где альпинисты обычно совершают подъем на гору. Французские спасатели сообщают также, что в этот день в Альпах была отмечена плохая видимость и тяжелые для альпинистов погодные условия».
«14:56. 19 июля 2009г. Найдены тела троих литовцев, которые в пятницу разбились в Альпах. «Тела всех троих погибших найдены и подняты на поверхность, они не настолько изувечены, как этого боялись, сейчас родственники уже нашли бюро похоронных услуг, оформляют документы для возвращения тел на родину», – сказал BNS в воскресенье представитель МИДа Роландас Качинскас.
DELFI напоминает, что в пятницу во Франции во время спуска с горы Монблан погибли трое литовских альпинистов. Несчастье произошло, когда примерно с высоты 3300 метров альпинисты спускались вниз.
Несчастье произошло в 9:40 утра в пятницу [17 июля 2009г.], о случившемся в 11 часов в полицию сообщили двое оставшихся в живых гражданин Литвы. Погибшие сорвались с высоты 250 метров. DELFI удалось выяснить, что погибли архитектор Лайма Туминене и ее муж Арунас (жители Мариямполе) и их товарищ Витаутас Доминас (Каунас).
В субботу вечером архитектор Гинтаутас Веверсис (Мариямполе) подтвердил DELFI, что в горах погибла его коллега с мужем и их товарищ. В субботу вечером стало также известно, что третий погибший – опытный альпинист Витаутас Доминас, член клуба путешественников Pluoštas».

daniil

Сообщения : 5
Дата регистрации : 2009-12-22

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Белая гора

Сообщение  Admin в Сб Дек 26, 2009 10:29 am

daniil пишет:Предисловие: Рассказ написал мой товарищ. Я к нему просто добавил свои фотки.

а где же фотки ??

Admin
Admin

Сообщения : 8
Дата регистрации : 2009-12-09

http://www.5shagov.com/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Белая гора

Сообщение  daniil в Сб Дек 26, 2009 11:00 am

а фиг его знает как их добавлять,может расскажеш?

daniil

Сообщения : 5
Дата регистрации : 2009-12-22

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Белая гора

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения